Лютеранское богословие реформировало понимание римской церкви о священстве. В наше время понятие о всеобщем священстве привело, к сожалению, к не вполне ожидаемым Реформацией последствиям. Наряду с так называемым народным священством, где быть лидером общины и отпускать таинства смог кто угодно достойный из числа прихожан, появилось и женское священство, которое также попадает под слова «и соделавшему нас царями и священниками Богу и Отцу Своему» (Откр.1:6). Тем не менее, Лютер говорил несколько о других вещах. 

С одной стороны, Священное Предание римской церкви было отвержено для того, чтобы дать людям большую свободу действий в вере и служении. Выйдя из под гнета Папы, реформированная церковь получила, тем не менее, гнет светских властей. И если целью Лютера изначально было очистить церковь от денежных отношений, от самодурства римских епископов, и дать людям больше знаний путем перевода Библии и богослужений на родные языки, он не учел, что долгое время группа людей не может оставаться без власти. Итоги мы видим сейчас — появилось множество отдельных общин и церквей, которые не стоят на месте, а постоянно реформируются, но уже в угоду либо властям, либо точке зрения каждого отдельного лидера церкви. И проблема финансов никуда не делась также.

С другой стороны, для развития церкви в кризис свяшенства было невозможно построить каноническую иерархию с Апотольской Преемственностью в полном смысле этого слова. Епископов не хватало, и рукоположение стало просто механическим действием, обычным благословением, но не таинством священства. Церковь утратива Преемство, и объяснение этому нашлось в трактате Лютера «К христианскому дворянству немецкой нации», где он утверждает, что Христос дал власть ключей всем своим последователям.

Отвергнув Предание, Преемство и введя народное священство, или правильнее сказать «пасторство», также не было предусмотрено и то, что в народных массах отсутствовали необходимые знания для того, чтобы проповедовать Евангелие правильно. Возникали споры уже даже при жизни Лютера о том, как правильнее перевести ту или иную фразу из Библии, и как правильно ее понимать. А если народ иногда даже не знал Символа Веры, то о каком сохранении традиций и каноничности служения можно было говорить? Объяснение также нашлось: на роль пастора должен был избираться человек достойный, имеющий образование. Но протестантское образование никогда не было настолько объемным, как, например, католическое или православное.

Не имея достаточных знаний, протестантские пасторы и богословы писали труды, которые между собой имеют большие различия. Если Папа всегда выступал гарантом сохранения правильноси Учения, в протестантской церкви этого гаранта просто не стало. На смену Преданию, составленному каноничными Отцами Церкви за полторы тысячи лет, и даже включающие труды современников Христа, пришли труды протестантских богословов, написаные через призму протестантских веяний за намного меньший промежуток времени. Из-за несогласованности они стали порождать все больше и больше расколов, так как даже внутри одного течения были лидеры, которые думали по-разному и были не согласны друг с другом во многих вопросах.

В Евангелии от Матфея (28:19) мы можем прочитать фразу, которая стала базовой для всех христиан — «идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа». Евангеликами (протестантами без Предания) эта фраза воспринимается через призму народного священства. Каждый может пойти и проповедовать, привлекая большее количество людей в христианство. Но это не значит, что нужно переманивать в свою общину людей из других церквей, кто уже является христианами. Это значит только то, что любой человек — мужчина или женщина — может научить Евангелию нехристианина и привести его в церковь. Если же опираться на фразу «крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа», то покрестить действительно может любой человек, даже мирянин, эта власть и благодать уже дана каждому верующему после принятия таинства крещения, но только в том случае, если нет возможности покрестить человека в церкви. И это совсем не значит, что каждый верующий может отпускать и другие таинства. 

Церковь — это тело Христово, которое по воле протестантских богословов разделилось на миллионы разных толков. Да, мы все христиане, но мы не едины в нашей вере. И в продолжении протестантских течений стоит говорить уже о необходимости того или иного действия, и о богоугодности и каноничности его. Если во времена Реформации нужно было научить народ, но римская церковь была нацелена на извлечение выгоды и постройку храмов, возможно, оправданно было дать людям пасторов хотя бы для обучения. Малый Катехезис и был написан Лютером для этих целей, и Библия и Литургия переведены на родные языки. Здесь из двух зол — непонимания Учения и отсутствия Благодати церкви, — выбрано меньшее зло — пожертвовать Благодатью и Преданием, но научить народ. Хотя, оправдана ли такая жертва?

Теперь же, когда народ не имеет проблем с изучением Писания, не стоило бы вернуть каноничность путем восстановления Апостольского Преемства и объединения друг с другом? Путем восстановления Предания и пересмотра всех богословских работ нового времени? И не просто экуменической деятельностью или реставрационизмом. Здесь нужен четкий путь, который привлек бы не только мирян, но и лидеров церквей, и государственных лидеров. Нам остается молиться о том, чтобы это случилось на нашем веку.

Добавить комментарий