Попытки расколоть церковь были всегда, и всегда появлялись новые течения, которые были подвержены гонениям. И если в раннехристианские времена в какой-то степени получалось нейтрализовать вольнодумство, то уже в наше время свобода слова и действий дает возможность создавать все новые и новые религиозные организации, называющие себя христианскими. Но в чем же подвох?

Римо-католическая церковь была в первое тысячелетие вместе с православными церквями. Конечно, всегда были разногласия, но они разрешались на Соборах, где собирались представители разных церквей. И разногласия эти касались по большей части культурных различий. Например, Греческая церковь имела отличия от Эфиопской, и оно и понятно. Слишком разные народы, культуры и традиции. Но во вопросах веры все-таки приходили к компромису.

С течением времени некоторые церкви не принимали решения соборов, и отделялись. Например, Коптская Православная Церковь отделилась от Собора еще в первое тысячелетие, и считается раскольнической. В полной мере ее уже нельзя назвать православной. Рим отделился в 11 веке, и это событие принято называть Великим Расколом. С тех пор западная церковь развивалась по отдельному от восточной церкви пути.

Рим предпринимал попытки устранения вольнодумцев через инквизицию, и многие века получалось сдерживать тех, кто пытался внести что-то еретическое. И первая удачная попытка реформировать церковь получилась уже у Мартина Лютера. Я много писал об этом, и не буду поторяться. К тому же, православные церкви Реформация не затронула. И если на первых этапах православные церкви рассматривали Реформацию как возможность классических протестантов вернуться в лоно Православия, то позже стало очевидным, что это невозможно. Они стали еще более либеральными, чем католики.

С появлением классических протестантов стали появляться и другие, которые сделали церковь более разрозненной. Сейчас много разных лютеран, но все они неохотно общаются между собой, и такую же ситуацию мы видим и в англиканской церкви. А опыт создания небольших «церквей» переняли и лидеры сект, которые создают так называемые альтернативные православные церкви. 

Стоит понимать, что раскольники — это не сектанты и не протестанты в полном смысле этого слова. Украинская Православная Церковь откололась от РПЦ, но сектантами или протестантами их назвать нельзя, и к тому же церковь считается православной и благодатной. Здесь опять же политические мотивы, так как украинской церкви более выгодно перестать подчиняться Патриарху Москвы. Также можно сказать и об англиканах и об лютеранах, что они раскольники католической церкви, как и старокатолики, но могут сохранять Преемство и считаться церковью, хотя и с некоторыми оговорками.

Например, многие лютеране и англикане сейчас не придерживаются Апостольского Преемства. И они не находятся в общении с другими лютеранами. Многие даже оправдывают женское священство и практикуют его, и больше — однополые браки. Такие организации нельзя считать церквями. Работа дьявола имеет в них верх, и мы можем только молиться об их спасении.

В книге Кураева «Протестантам о Православии» есть объяснение тому, что такое секты и почему они еретики. И Мартин Лютера осознал это только спустя годы после Реформации. Сектанты говорят, что церковью может считаться любое собрание во имя Христа. Этому как бы способствует отрывок из Библии. Но ошибочность этого как раз и объясняется тем, что Библию нельзя делить на части и пытаться понять ее отрывками. Нужно читать полностью, что говорится в той или иной главе. Да, нужно учить все народы и всех людей Вере, но не с точки зрения своего понимания.

Если бы Лютера в свое время не провел Реформацию, была ли католическая церковь сейчас такой, как она есть? Была бы. Но не было бы сект, скорее всего. «Если у тебя будет выбор остаться рабом или получить свободу — выбирай лучшее для своей души».

Спаси, Господи!

Добавить комментарий